?

Log in

No account? Create an account

kprf_irkutsk


Иркутский обком КПРФ


Previous Entry Share Next Entry
Советской литературе — жить и работать!
kprf_irkutsk
Часто думаю о том, знает ли нынешняя молодёжь, как создавалась великая Советская страна, как жили, трудились, боролись на разных её этапах советские люди. У меня такое впечатление, что большинство знает это очень плохо.



Главная причина ясна: за последние три десятилетия советский период, ставший подлинной вершиной российской истории, подвергнут в сознании людей, особенно молодых, чудовищному извращению и клевете. Между тем правда о том времени художественно запечатлена в лучших произведениях советской литературы. Но доступна ли теперь эта литература (чрезвычайно обширная и многообразная!) массовому, в том числе молодому, читателю? Ответ даю твёрдый: нет!

Вот недавно в «Правде» (номер от 14—15 августа) был напечатан очень интересный диалог литературного критика Александра Казинцева и журналиста-правдиста Виктора Кожемяко под заголовком «Что же читать сегодня?» Речь тут идёт о состоянии современной литературы. Однако читать надо и классику, и, конечно, литературу советскую, многое из которой тоже в классику вошло, что особо хочу подчеркнуть для молодых. Желанием донести эту мысль до них и до их старших наставников продиктованы мои сегодняшние заметки.

Незабвенное слово Сергея Сартакова

Сразу скажу: это для меня незабвенны его имя и слово. А нынешними дирижёрами общественного сознания делается всё, чтобы предать их забвению. Провёл свой опрос, достаточно широкий, накануне 110-летия со дня его рождения в марте сего года: «Знаете, кто это такой?» Пожимают плечами или разводят руками.

А ведь Сергей Венедиктович Сартаков — один из выдающихся русских советских писателей. Он Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии СССР, почётный гражданин Красноярска. Разумеется, главное отнюдь не в официальных регалиях, а в том, что благодаря своему таланту и труду заслуженно стал он в ряд истинных летописцев советской эпохи.

О характере этой эпохи говорит и сама его жизнь. Видным писателем стал сын сибирского рабочего-железнодорожника. И сколько их, сынов и дочерей рабочих, крестьянских, получили при Советской власти доступ к высотам культуры! Помогал утверждению и развитию их талантов Ленинский комсомол.

Юность будущего писателя протекала в предгорьях Восточного Саяна. Здесь нередко встречался он с людьми, покинувшими на стыке девятнадцатого и двадцатого веков свои деревушки и ушедшими строить Транссибирскую железную дорогу, пополняя ряды рабочего класса. Всё это откладывалось в памяти юноши массой реальных, непридуманных подробностей, которые захватывали и глубоко волновали его.

Так постепенно возникало, а потом вызревало и крепло дерзновенное намерение рассказать об этом новым поколениям, не знавшим того, что он узнал теперь. Ведь судьбы людей, с которыми близко познакомился, во многом раскрывали и объясняли судьбу всей страны, пришедшей в конце концов к Великой Октябрьской социалистической революции.

Всегда поражался я необыкновенной смелости начинающего автора, который в середине тридцатых годов прошлого века берётся за двадцатилетний творческий труд над романом в трёх книгах «Хребты Саянские» — эпическим полотном, широко рисующим историю Сибири, зарождение пролетариата на её просторах и развитие революционного движения.

В моей памяти сохраняются исповедальные слова Сергея Венедиктовича:

— Я не столько писал роман «Хребты Саянские», сколько жил в нём горестями и радостями своих героев.

Тогда же я впервые услышал от него крылатую фразу, сказанную, как всегда, чуть приглушённым голосом:

— Был и остаюсь верен Сибири.

Ей, родной и любимой, её героическим людям посвящал он свою эпопею, над которой трудился самоотверженно и вдохновенно.

Однако в майские дни сорок пятого года, когда отгремел салют в честь Великой Победы, когда солдаты-фронтовики начали возвращаться домой, Сартаков отложил на время в сторону рукопись «Хребтов Саянских» и принялся за работу над повестью «Плот идёт на север». И не случайно.

Половина страны после страшнейшей войны лежала в руинах. Но, несмотря ни на какие трудности, повсеместно ширился небывалый размах восстановительных и строительных работ, о чём хорошо сказал поэт-фронтовик: «Жажда трудной работы нам ладони сечёт».

Вот об этой жажде трудной работы, чтобы вдохновлять её участников, и счёл Сартаков своим долгом написать по горячим следам новую книгу.

А начиналась она с появления в посёлке леспромхоза молодого старшего лейтенанта Александра с двумя широкими колодочками орденских лент на военной гимнастёрке, не успевшего ещё сменить её на обычный костюм. Жадный до работы фронтовик и группа поселковых девчат (многие парни не вернулись с войны) вливаются в команду плотогонов, которую возглавил старый лоцман Евсей Маркелыч, человек не очень крепкого здоровья, но опытный — сорок сезонов гонявший плоты по Ангаре и Енисею.

События в повести, пронизанной сперва мягким лирическим светом, грустным курлыканьем улетающих на юг журавлей, начинаются весьма спокойно. Но по мере приближения огромного плота с лесом из Ангары в бурный и порожистый Енисей действие стремительно нарастает, и сплочённая команда упорно ведёт борьбу за сохранение богатств тайги, так необходимых на многочисленных послевоенных стройках.

Интересная, написанная сочным языком повесть читается на одном дыхании.

А дальше работа писателя набирала всё больший размах. Повторю ещё раз: Сергей Сартаков по праву может считаться летописцем советской эпохи, революционного двадцатого века. В его произведениях находят яркое отражение исторические события, происходившие в Стране Советов в минувшем столетии.

Гражданской войне и разгулу колчаковщины в Сибири посвящён роман «Философский камень», по словам автора, во многом исповедальный. Главные герои романа Тимофей Бурмакин, комиссар Васенин и Людмила, познавшие на себе зверства колчаковских мародёров, вступают в борьбу с ними, сохраняя при этом стремление философски анализировать смысл жизни. Нелёгким судьбам русских революционеров посвящён роман в двух книгах «А ты гори, звезда». В центре повествования удивительный человек — большевик Иосиф Дубровинский, известный под партийным именем Иннокентий, близкий друг Ленина, а также Анатолий Ванеев, разделивший с Владимиром Ильичём тяготы ссылки.

В повести «Каменный фундамент», герои которой Алексей Худоногов и его подруга Катя, ярко раскрывается жизнь этих обаятельных, милых советских людей. Для них труд и верность — единое понятие. Не могу не отметить, что персонажи, влюблённые в труд, более всего привлекали писателя. В романе «Ледяной клад» это Максим и Михаил, в «Барбинских повестях» — матрос Костя. Сам Сергей Сартаков никогда не замыкался лишь на собственном литературном труде. В Красноярске он создаёт краевую писательскую организацию, возглавив её. Затем, призванный в Москву, вместе с ещё одним выдающимся русским советским писателем — Леонидом Соболевым увлечённо работает над учреждением писательской организации Советской России. Многие годы был секретарём Союза писателей СССР.

К своему 95-летию Сергей Венедиктович, утративший зрение, надиктовал другу и жене Софье Семёновне книгу, которую назвал с некоей долей юмора — «Казусы и курьёзы на долгом пути». На этот юбилей из Красноярска прибыла внушительная делегация. Пришли друзья писателя. А когда закончились тосты и здравицы в честь юбиляра, он встал и сказал:

— Работать! Работать! Работать! Хотите долго жить — работайте.

Судьбы писателей и книг сегодня

Сначала о сегодняшней судьбе книг Сергея Сартакова. Они в советские времена издавались не только у нас, но и в Праге, Софии, Варшаве, Пекине, Берлине, Будапеште, Бухаресте, Братиславе... Я написал «издавались» — и вздрогнул: а переиздаются ли они в нынешнее тревожное время? Увы, вот уже более четверти века книги Сартакова почти не выходят (было только одно издание романа «Хребты Саянские» после кончины автора). Их, естественно, невозможно найти в книжных магазинах.

Но только ли книги этого признанного советского писателя? О, далеко не только!

Не переиздаются, например, и книги лауреата Сталинской премии (1950 и 1951 годов) Фёдора Васильевича Гладкова. Мне особо хочется обратить внимание на его роман «Цемент», который насыщен героикой трудовых подвигов рабочего класса, силой вдохновляющих идей Коммунистической партии. Написан он в 1925 году. У героев романа за плечами Гражданская война. Идёт становление социалистической промышленности. Труд для героев романа становится поистине делом чести, доблести и геройства.

Максим Горький, с которым Фёдор Гладков переписывался с 1902 года, очень высоко оценил роман «Цемент». Он писал, что автором «…впервые за время революции крепко взята и ярко освещена наиболее значительная тема современности — труд». И невольно возникает мысль: цемент в условиях советской жизни крепит не только конструкции заводских корпусов, но и человеческие характеры!

Вот уже минимум три десятилетия невозможно найти в магазинах книги известнейшего советского писателя, лауреата Сталинской премии (1946 год) Валентина Петровича Катаева «Я сын трудового народа», «За власть Советов» и другие. Не интересны? Устарели? Изжили себя? Ничего подобного!

Особенно стоит прочесть сегодняшним молодым роман этого писателя «Время, вперёд!», созданный в 1932 году. Это было время первой пятилетки, широкого разворота коллективизации и индустриализации страны. Герои книги словно устремлены вперёд, что и нашло отражение в её названии. Именно тогда появляется лозунг «Догнать и перегнать!». Он в социалистическом труде становится ведущим.

В моей домашней библиотеке вдруг не оказалось романа «Время, вперёд!»: видимо, когда-то друзья «зачитали». Зашёл в соседнюю библиотеку. Но и здесь эту книгу не нашли. Заглянул в каталог. Есть! Нашлись в каталоге также карточки романа «Цемент», повести «Я сын трудового народа». Увы, только карточки… «Избавляемся от ряда книг», — сказала библиотекарь. От каких?! Согласитесь, тут серьёзный повод нам задуматься и принять действенные меры.

Давно уже не переиздаётся роман Героя Социалистического Труда, лауреата Сталинской премии (1949 год) Константина Александровича Федина «Необыкновенное лето», посвящённый одному из периодов Гражданской войны. События разворачиваются на Волге в 1919 году. Крупным планом даны образы большевиков — рабочего и интеллигента. Напряжённый сюжет, великолепный язык. Читается с увлечением, так что смело рекомендую молодым.

Рекомендую, конечно, и замечательную «Педагогическую поэму» Антона Семёновича Макаренко. Автор её в 1920 — 1930-х годах руководил трудовыми колониями для несовершеннолетних правонарушителей. Первая носила имя Максима Горького, вторая — Феликса Эдмундовича Дзержинского. И они становились коммунами. Шла, образно говоря, перековка характеров и судеб. Книга эта тоже давно не переиздавалась. Её можно встретить разве что в семьях бывших советских учителей...

Список можно продолжать и продолжать. И возникает вопрос: кого ныне воспитывает страна? Иванов, не помнящих своего родства, не ведающих о том, как жили и что делали их деды и прадеды?!

История не пишется «с чистого листа». Рвать времён связующие нити — значит умышленно творить зло, подрывать будущее народа. Преемственность поколений передаётся из рода в род и с помощью книг. Но допустимо ли вот так сознательно и целеустремлённо изымать из обращения и воспитания целый богатейший пласт отечественной литературы? Нет, конечно же, недопустимо!

Что же делать?

Очень кратко выскажу некоторые свои соображения на сей счёт. И обращены они в первую очередь к моим побратимам по КПРФ.

Абсолютно понятно, что нынешняя власть не заинтересована в распространении, а тем более в пропаганде произведений советской литературы. Следовательно, насколько это в наших силах, должны активнее взяться за это дело мы, коммунисты.

Активнее — потому что в ряде партийных отделений и без моих подсказок уже давно кое-что делают на этом важнейшем направлении воспитательной, идеологической работы.

Например, «Правда» рассказывала о значительной издательской деятельности, которую в своё время организовал в Воронежской области в ту пору первый секретарь обкома КПРФ Руслан Георгиевич Гостев. Изданы, можно сказать, две классические книги советских авторов: «Как закалялась сталь» Николая Островского и «Молодая гвардия» Александра Фадеева.

Много сделал в том же направлении первый секретарь Иркутского обкома КПРФ (ставший теперь губернатором области) Сергей Георгиевич Левченко.

Я вот упомянул выше «Педагогическую поэму». Но уже когда эти заметки были написаны, мне стало известно: оказывается, московское издательство ИТРК, близкое к КПРФ, выпустило и эту классическую книгу советской литературы. Бесценное дело!

Есть и ещё подобные примеры. Жаль, что пока их немного и тиражи издающихся книг невелики. Следовательно, необходимо и количественно, и качественно наращивать это насущное дело!

Причём мало издать — надо ещё донести эти книги до молодёжи, заинтересовать и увлечь её. Вот тут мог бы особо потрудиться наш комсомол. Почему бы не создать, к примеру, в каждом комсомольском отделении клубы любителей советской литературы? Чтобы собирались ребята и обсуждали наиболее заинтересовавшие их книги...

А разве не следует попытаться нам поставить заслон вышвыриванию советской литературы из библиотек? Разве не входит в нашу задачу добиваться большего включения этой литературы в школьные и вузовские программы?

Да многое, я считаю, можно сделать. Надо только браться — и делать!

Игорь ГРЕБЦОВ
Источник: «Правда»

http://irkutsk-kprf.ru/world/4115-sovetskoy-literature-zhit-i-rabotat.html

Posts from This Journal by “культура” Tag